Агнета Фельтскуг

2134 дня назад, автор: Светлана Береговая

Начало пути

Medley – http://www.youtube.com/watch?v=TD6v0BtwgjE&feature=related

Geh´ mit Gott Medley
http://www.youtube.com/watch?v=2o1sOtt0Seo&feature=related

Агнета Фэльтскуг родилась в Йончепинге 5 апреля 1950 года. Она была с детства мечтательницей. Настоящим кумиром 14-летней Агнеты являлась Конни Френсис. Особенно ей нравились баллады о любви, в которых голос певицы звучал так, будто она готова разрыдаться. Агнета мечтала научиться петь именно так, как пела Френсис. «Я хотела стать звездой, знаменитостью и выступать на телевидении». Она жила в городе Йончепинг, в четырехкомнатной квартире, вместе с родителями и младшей сестрой.

Отец Агнеты Ингвар, менеджер по торговле, отличался легким, уживчивым характером и проявлял живой интерес к музыке и шоу-бизнесу. С юных лет и до конца 1949 года он писал сценарии и ставил любительские спектакли в Йончепинге. Ингвар сочинял скетчи и песни, которые пользовались популярностью только в пределах города.  »Думаю, мне не хватало музыкальности и уверенности в себе, – говорил он. – Мы покрывали свои расходы, но не более того».

В 1954 году Ингвар женился на Биргит Юханссон, которой было 26 лет, когда родилась ее первая дочь. Добросердечная и несколько замкнутая, она оставалась домашней хозяйкой до тех пор, пока Агнета и ее сестра Мона, родившаяся в 1955 году, не стали взрослыми. Биргит Фельтскуг тоже обладала музыкальностью и хорошим голосом, но, несмотря на то, что она помогала мужу в подготовке спектаклей, ее никогда не видели на сцене. 

В доме Фельтскугов всегда было шумно и царила теплая, душевная атмосфера. В детстве Агнета не выносила присутствие посторонних в доме. «Когда к нам приходили гости, я начинала громко плакать и не успокаивалась до тех пор, пока они не уходили». Летом вся семья уезжала отдыхать в сельскую местность. Агнета и Мона вспоминают, что в детстве были очень близки. Ингвар всегда поддерживал увлечения дочерей. Бабушки и дедушки с обеих сторон жили поблизости от них, что еще более способствовало укреплению семейных уз. Впоследствии Агнета часто вспоминала свое беззаботное, счастливое детство.

«Благодаря благополучному детству я выросла сильным человеком. Благополучным я его называю в том смысле, что мама постоянно была дома и мы жили по заведенному порядку. Когда я приходила домой из школы, мама ждала меня, и папа каждый день возвращался с работы ровно в десять минут шестого. Ложилась спать и вставала я всегда в одно и то же время».

Музыка рано вошла в жизнь Агнеты, возможно, раньше чем это случилось с другими членами АВВА. Ее сценический дебют в качестве певицы состоялся в конце 1955 года, на организованной ее отцом рождественской вечеринке в рыболовном клубе, активным членом которого он являлся. Агнета исполнила песню «Billy Boy», ставшую в том году хитом в Швеции.
Она всегда будет испытывать двойственные чувства, появляясь перед публикой. «Стремление продемонстрировать свои таланты появилось у меня еще в школьные годы, – вспоминает она. – Хотя мне хотелось провалиться сквозь пол во время чтения стихов или пения перед классом, я всегда доводила дело до конца».
Весной 1955 года Агнета впервые услышала звуки фортепьяно. Сосед сверху, учитель музыки, проверял только что купленный инструмент. Агнета стала частой гостьей у терпеливых соседей, она часами сидела за инструментом и играла все лучше и лучше. Со временем Агнета стала сочинять собственные мелодии. Свою первую песенку Агнета сочинила в шестилетнем возрасте и назвала ее «Два маленьких тролля».
Стало очевидно, что любовь Агнеты к музыке – это нечто большее, чем преходящее увлечение. Родители решили подарить ей фортепьяно на седьмой день рождения. «Я была счастлива, – вспоминает она, – и проводила за инструментом целые дни с утра до вечера». Мне никогда не забыть этого». Агнета даже пыталась самостоятельно изучить нотную грамоту. Тогда сосед начал давать ей уроки музыки. «Сначала я могла играть либо только левой, либо только правой рукой. Мне было трудно играть одновременно двумя руками. И вдруг у меня начали получаться правильные звуки. Это была уже настоящая музыка, и я испытала необыкновенное чувство».

В детстве у Агнеты было много друзей, которые любили ее. В возрасте 10 лет она получила небольшую травму, потребовавшую хирургической операции у стоматолога для коррекции зубов. После этого ей пришлось в течение четырех лет носить специальные скобы. «Я страшно комплексовала по этому поводу», – вспоминает она. Примерно в то же самое время она начала всерьез сочинять песни. Большинство из них так и остались неизданными, но она сохранила их записанными в тетрадях и на магнитофонной пленке.

В 13 лет Агнета создала вокальное трио со своими подругами, которое получило название Cambers. Трио выступало в местных шоу, в Народном парке и на частных вечеринках. Большую часть их репертуара составляли композиции Агнеты, которые они исполняли на три голоса.

Когда Агнете исполнилось 14 лет, преподаватель игры на фортепьяно объявил, что научил ее всему, чему только мог. Она была очень горда. Ведь к тому времени она уже играла сложные фуги Баха на клавесине в местной церкви. «Они не были такими уж легкими вещами, амбиции мои были высоки. Одновременно с этим я пела в церковном хоре, – вспоминает она. – У нас был очень хороший хор».

Несмотря на классическое музыкальное образование, источником вдохновения для Агнеты служили европейские певцы и певицы, а также американская и британская поп-музыка начала 60-х. К ее кумирам – Сильвии Вартан, Нейлу Седаке и Конни Фрэнсис – присоединились Петула Кларк, Силла Блэк, Сэнди Шоу, Дасти Спрингфилд и П. Дж. Проуби, а из групп она отдавала предпочтение Beatles и Beach Boys. «Больше всего я любила тех исполнителей, которые сами сочиняли песни, и часто размышляла об их жизни, например, задавалась вопросом: чем тот или иной занимается в данный момент?»

Агнета хорошо училась в школе, но к 15 годам в значительной степени утратила интерес к занятиям, и ее оценки по математике, физике и химии были гораздо скромнее оценок по шведскому, немецкому и музыке. Примерно в то же самое время их девичье трио Cambers распалось. Агнета переживала стадию переходного возраста. Она стремилась к независимости и стала проявлять интерес к молодым людям. В 15 лет Агнета начала курить.

Окончив начальную среднюю школу в 1965 году, она решила не продолжать образование и устроилась работать в офис местной автомобильной фирмы. Ей никогда не забыть долгие утренние походы до ее работы. Агнете было безразлично, чем заниматься, лишь бы она могла посвящать свободное время музыке. В выходные она иногда пела с различными оркестрами в Йончепинге. Большой успех пришел к ней через год после окончания школы.

17 сентября 1966 года, после репетиций, состоялся дебют Агнеты, как  солистки ансамбля танцевальной музыки под руководством Бернта Энгхардта. Агнета была на седьмом небе от счастья, что ее выбрали солисткой такого известного оркестра. Перед несколькими первыми выступлениями Ингвар Фельтскуг провожал свою дочь до автомобиля, дабы ребята не забывали, что у Агнеты имеется отец, способный в случае необходимости защитить ее.
Работа с оркестром Энгхардта не мешала ей и дальше заниматься сочинительством, и к концу 1966 года ее каталог включал уже более дюжины песен. Судя по композициям, написанным Агнетой в тот период, ее творчество все еще испытывало сильное влияние репертуара Конни Фрэнсис. Её воображение поражали сентиментальные, слезливые баллады о разбитых сердцах и недоступных предметах вожделения.
«Люди часто бывают несчастливы в любви в этот период жизни, – размышляет она. – В такие моменты хочется выразить свои чувства. Я писала свои песни, когда испытывала грусть, и мне всегда становилось легче».
Какое-то время Агнета встречалась с парнем по имени Бьерн Лилъя. Их отношения с самого начала были очень неровными.
Однажды, когда между ними произошел очередной разрыв, глубоко опечаленная Агнета сидела за фортепьяно и перебирала клавиши, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей. Неожиданно из под её пальцев полилась мелодия. Через полчаса были готовы слова и музыка песни, которую она назвала «Jag var sa kar» ( «Я так была влюблена»), хотя этих слов не было в тексте. Получилась медленная, грустная баллада, в которой явственно ощущалось влияние Конни Фрэнсис.
Агнета была очень довольна этой композицией, но только спустя несколько месяцев сказала о ней Бернту Энгхардту. Её стремление сочинять музыку и самовыражаться в музыке зачастую ограничивалось врожденной робостью и отсутствием веры в себя. В то время как молодые парни могли черпать вдохновение в творчестве таких авторов, как Леннон и Маккартни, у 16-летних девушек в середине 60-х было крайне мало примеров для подражания.
Наконец Агнета набралась смелости и сыграла песню во время репетиции оркестра. Бернт вспоминает: «Мы сказали ей, что это отличная песня! Мы сделаем для нее аранжировку и включим в наш репертуар». «Нет, не надо…» – ответила она. «Обязательно включим. Эта вещь может попасть в чарты».
Прошло немного времени и Ингвар перестал слишком сильно тревожиться по поводу путешествий Агнеты с музыкантами Энгхарта. Имея за плечами опыт сценической деятельности, он поощрял занятие своей дочери. Сложнее обстояло дело с матерью. «Сколько было бессонных ночей, когда я лежала в постели и ждала: три часа, четыре часа – когда же она наконец вернется? Будучи матерью я не могла ей ничем помочь», – вспоминает Биргит Фельтскуг.
Вечерние выступления Агнета пыталась совместить с работой в дневное время.
Случилось так, что несколько частных записей собственных песен Агнеты оказались на второй стороне пленки с музыкой оркестра и произвели впечатление на продюсера фирмы Cupol Records Карла-Герхарда Лундквиста. Разница между энергичным вокалом этих песен и ее же маловыразительным пением в записях оркестра была ощутимой. «Голос на второй стороне пленки был именно то, что нужно. Он полностью соответствовал стандартам того времени, – говорит Карл Лундквист. – Пела она очень хорошо: не скользила по нотам, а словно вколачивала их». Он почувствовал, что может сделать удачную запись с этой певицей.

Агнета приехала в Стокгольм вместе с Ингваром Фельтскуг. Она записала проникновенную, очень личную вокальную партию. Крл- Герхард  Лундквист вспоминает»Она точно знала, что делает. Когда я попросил ее аккомпанемент, она сделала это так, как будто это ей ничего не стоило. Но в то же самое время ей недоставало уверенности. Держалась она робко и безропотно выполняла все, что ей велели».

После подписания контракта с Cupol Records Агнета  вернулась в Йончепинг. Она продолжала работать в автомобильной фирме и по два-три вечера в неделю выступать с оркестром Энгхардта.

В конце ноября вышел ее дебютный сингл. Jag var sa kar, попал на вторую, оборотную сторону пластинки с песней Folj med mej. Внимание продюсеров с радио привлекла ее собственная песня со второй стороны. Агнета хорошо помнит, как впервые услышала ее по радио. «Однажды утром, когда вся наша семья сидела за столом и завтракала, по радио раздался мой голос. Я взяла транзистор и принялась кружиться по комнате».

Во время сеанса записи был сделан фотоснимок для обложки. Агнету попросили взгромоздиться на большое фортепьяно. «Я лежала на крышке в томной позе. Это было довольно банально», – вспоминает она. По замыслу фотографа Агнета со своими длинными светлыми волосами и толстым слоем туши вокруг излучавших застенчивость  глаз должна была воплощать в себе соблазнительную смесь невинности и игривой сексуальности.

http://www.youtube.com/watch?v=5QroVd7qGKo
Folj med mej
http://www.youtube.com/watch?v=7I9sJh4gYPA

Jag var sa kär http://www.youtube.com/watch?v=H-9ZV0p_-0c
Jag var sa kär (Demo) http://www.youtube.com/watch?v=OPoVDiBqhPQ

10 января 1968 года Агнета дебютировала на телевидении, в шоу Studio 8. Ее аура невинности проникла с экранов телевизоров в тысячи гостиных, и спустя десять дней Jag var sa kar прозвучала в Svensktoppen и заняла третье место – самое высшее среди песен, впервые вошедших в чарт на неделе. У Агнеты началась горячая пора – интервью, выступления на телевидении и радио. «У меня даже нет друга, – говорила она, – поскольку нет времени для общения с ребятами».

Выход ее второго сингла Utan dej был намечен на начало февраля. Как ни странно, но Агнета все еще работала в автомобильной фирме и выступала с оркестром Энгхардта, хотя ей становилось все труднее и труднее справляться со всеми своими обязанностями. «Поездки оркестра становились все более продолжительными. Иногда я возвращалась домой после выступления в пять утра, а к восьми уже шла на работу. Мне не хватало времени для сна, силы мои были на исходе».

Кризис наступил вначале февраля. «Одна из девушек-сотрудниц сказала мне, что у меня очень бледное лицо, и после этого я тут же потеряла сознание». Агнета пришла в себя, когда кто-то помогал ей подняться на ноги. Было очевидно, что она слишком много работает, слишком мало спит и слишком часто курит. Ей пришлось взять отпуск на несколько дней, чтобы отдохнуть.

Мать Агнеты сильно обеспокоилась и поставила перед ней ультиматум. «Она сказала, что мне придется выбрать одно из двух: либо работа в фирме, либо пение. Я выбрала пение и не думаю, что мои родители были очень счастливы по этому поводу». В конце февраля Агнета ушла из автомобильной фирмы.

Тем временем, несмотря на первоначальное нежелание Агнеты, руководство Cupol Records продолжало исследовать возможности выпуска ее записей в Западной Германии. Многие шведские певицы добивались значительных успехов в этой стране в 60-е годы, и проникновение на западногерманский рынок стало чуть ли не обязательным требованием.

Контракт был подписан с Metronome Records, и в мае Агнета уже находилась в студии в Берлине. Обе стороны ее первого сингла были написаны 25-летним Дитером Циммерманом, членом трио успешных продюсеров Циммерман-Бушор-Майзель, записывавших Агнету.

Дитер, привлекательный, темноволосый, стильный и самоуверенный молодой человек, был очарован блондинкой из Швеции. «Я верю в Агнету, – заявил он. – Ее романтический и слегка меланхоличный стиль – именно то, что сейчас пользуется спросом в Западной Германии». Между ними вспыхнула искра, и в скором времени они начали встречаться за пределами студии. Но у Агнеты были дела в Швеции, не позволявшие ей задерживаться в Берлине. Вернувшись домой, она отправилась в тур по Народным паркам с оркестром Энгхардта.

23 мая 1968 года оркестр выступал в небольшом местечке Молилла в области Смоланд. В тот летний вечер звездами в спортивном парке Молиллы были вечно популярные Hootenanny Singers. Агнета присутствовала на их выступлении несколькими годами ранее. Больше всех ей нравился Бьерн. А Бьерн, в свою очередь, был рад познакомиться наконец с прелестной блондинкой, которую он видел по телевизору.

В тот вечер Агнета произвела на Бьерна неотразимое впечатление. И он воспользовался первой же представившейся возможностью и поговорил с ней наедине. В течение того года были и другие встречи: однажды они вместе принимали участие в одном телевизионном шоу. Но в то время у них было мало возможностей для развития романтических отношений. Кроме того, ее мысли и чувств еще принадлежали другому. 22 июля Агнета и Дитер обручились. Известие об этом разбило надежды Бьерна.

В конце сентября закончился тур по Народным паркам, а вместе с этим завершилось пребывание Агнеты в составе оркестра, после чего их пути разошлись. Агнета решила переехать в Стокгольм. Она остановилась в доме сына главы Cupol Records. «Мне было восемнадцать лет, когда я поселилась в столице, – вспоминает она. – это был довольно отчаянный шаг, и сейчас я удивляюсь своей смелости. Откуда мне было знать что все будет хорошо. Была ли это наивность? Однако я никогда не испытывала страха, приступая к работе. Один шаг естественным образом следовал за другим. Я была счастлива. У меня все получалось».

В конце 1968 года Агнета выпустила свой первый альбом. Он включал материал с ее пяти шведских синглов и еще две песни. С точки зрения авторства это был впечатляющий дебют. В девяти песнях из двенадцати она выступала в качестве композитора или автора текста. Три песни, сочиненные исключительно ею, принадлежали к лучшим на альбоме. При всей их наивности было очевидно, что они исходят от сердца.

Однако четыре песни, написанные совместно с Дитером Циммерманом – его музыка, ее стихи, – звучали весьма неубедительно: их мелодии напоминали традиционные немецкие шлягеры, а тексты были либо глупо-сентиментальными, либо откровенно фантастичными. «Многие стихи были отвратительны, – признавала Агнета впоследствии. – меня извиняет только моя молодость».

Ей недоставало опыта, но таланта и энтузиазма было в избытке. На этом раннем этапе своей карьеры Агнета постоянно писала песни. «Идеи рождались всюду – в городе, в автобусе, едущем к месту очередного выступления. Я едва успевала доставать бумагу и ручку» – вспоминает она.

Когда у нее бывало настроение, она зажигала две свечи – преимущественно красные и садилась за фортепьяно. Это создавало подходящую атмосферу для превращения идей в мелодии, как правило грустные. Между ее живой натурой и меланхоличной тональностью ее песен существует резкий контраст. «Я писала много веселых песен, но, похоже публика предпочитала мои более печальные мелодии». – говорит она.

Ее отношения с Дитером, основывавшиеся на любви и музыкальном творчестве, довольно быстро дали трещину. Минуло шесть месяцев после помолвки, а они все еще не могли решить, где им жить. «Дитер настаивал, чтобы я переехала в Германию, а мне не хотелось». Он с таким же успехом мог бы переехать в Швецию», – говорит Агнета. Никто не желал уступать. К тому же Агнету стал угнетать диктат Дитера в работе.

Агнета принадлежала к той категории исполнителей, которые точно знают, какие песни они хотят записывать, а какие нет.  Разрыв становился неизбежным, а физическая дистанция не способствовала стремлению к компромиссу. «Мы виделись редко и поэтому ревновали и подозревали друг друга. Нам никак не удавалось договориться о дате свадьбы. Спустя некоторое время мы поняли, что нам лучше разорвать помолвку. Поначалу я переживала.: все же нас кое-что связывало.

http://www.youtube.com/watch?v=FhWP7FcTzCk&list=PL0C86328867BB9924

Оставить комментарий

Вы можете использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>